- Помилуйте, что вы делаете, Афраний, ведь печати-то,
наверное, храмовые!
- Прокуратору не стоит беспокоить себя этим вопросом, -
ответил Афраний, закрывая пакет.
- Неужели все печати есть у вас? - рассмеявшись, спросил
Пилат.
- Иначе быть не может, прокуратор, - безо всякого смеха,
очень сурово ответил Афраний.
М. Булгаков.

Такими словами начинается роман "Евангелие от Афрания" известного российского фантаста Кирилла Еськова. Какова доля фантастического здесь, попробуем разобраться.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	afranii 1.jpg 
Просмотров:	116 
Размер:	26.0 Кб 
ID:	399

Все мы помним и любим "Мастера и Маргариту" Михаила Булгакова - гениальное произведение, написанное, может быть, и на злобу дня, но с такой тонкой философией, что поймет ее не каждый. Булгаков предлагает своему читателю взглянуть на устройство мира совсем иным взглядом (пусть и с долей иронии), создав в помощники ему Воланда, Коровина и... Афрания - начальника тайной службы. Именно этот персонаж стал ключевым в книге Еськова. Вообще, само произведение современного фантаста написано в жанре детектива, и дает альтернативную точку зрения на происходящие события в период зарождения христианства. Кроме того, на протяжении всего романа прослеживается оппозиция к книге проповедника Джоша Макдауэлла «Доказательства воскресения», который пытался доказать с рациональных позиций воскресение Христа, как факт. Еськов, напротив, не оставляет места чудесам и предлагает версию, в которой бы все встало на свои места. Для достижения поставленной цели автор использует юридические термины, наделив каждого из участников истории о Христе, включая самого пророка "презумпцией честности".

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	afranii 2.jpg 
Просмотров:	111 
Размер:	65.1 Кб 
ID:	400

Задача наша, таким образом, идентична той, что решается в любом классическом ("английском") детективе, каковой по сути есть собирание головоломки. Из фиксированного числа кусочков заданной формы (установленных фактов) необходимо сложить фигурку (версию) так, чтобы фрагменты прилегали друг к другу без зазоров и были использованы все до единого, включая наиболее "неудобные". На всякий случай повторю: версия должна быть именно ВНУТРЕННЕ НЕПРОТИВОРЕЧИВОЙ, вопрос же об ее ИСТИННОСТИ ИЛИ ЛОЖНОСТИ лежит в совершенно иной плоскости, и в данном контексте он просто несущественен.
- пишет автор.

Ну что ж, ознакомимся с "Делом и Христе". Дело делится на две части:

Первая - излагает факты. Выслушиваются показания свидетелей (читай - евангелистов, которые впоследствии изложили свои версии в письменном виде)
Вторая - анализирует факты. Выдвигает версию, доказывает.

Но прежде, чем приступить собственно к фактам, предлагаю ознакомиться с историей, чтобы получше понять какова была обстановка во время происходящих событий. Вот что пишет К. Еськов:

В 6 году н.э., после смерти царя Ирода Великого, Палестина потеряла остатки независимости и была оккупирована римлянами; двумя из четырех исторических областей Палестины - Иудеей и Самарией - стали править римские прокураторы, прямо назначаемые имперской администрацией. Это вызвало резкий подъем национально-освободительного движения; его идеологию в значительной степени формировали религиозные фундаменталисты - фарисеи, а наиболее организованную силу представляли собой национал-радикалы из партии зелотов. Последние "во всем были согласны с фарисеями, но обладали к тому необузданной любовью к свободе. [...] Никакая смерть не казалась им страшною, да и никакое убийство (даже родственников и друзей) их не удерживало от того, чтобы отстоять принципы свободы" (Иосиф Флавий, "Иудейские древности"). Именно зелоты внесли решающий вклад в разжигание начавшейся в 66 году н.э. Иудейской войны, которая в итоге привела евреев к полной национальной катастрофе.
Большую роль в формировании общественного мнения в Палестине традиционно играли бродячие проповедники. Историкам известно порядка дюжины пророков, проповедовавших приблизительно в одно время с Иисусом Христом и Иоанном Крестителем и сопоставимых с ними по популярности; почти все они были казнены римлянами как потенциальные вожди еврейского восстания. Тем не менее, за годы, предшествующие Иудейской войне, таких восстаний произошло 12 (не считая мелких бунтов и терактов). Римляне реагировали на эти события в привычной для себя манере: по рассказу Иосифа Флавия, они как-то распяли в Иерусалиме за один раз две тысячи человек.
Между этими двумя непримиримыми силами балансировала местная церковно-государственная элита. Первоначально возникнув на основе одной из религиозных сект - саддукеев, она к описываемому времени полностью деидеологизировалась и представляла собой партию прагматиков. Ради сохранения статус-кво они готовы были сотрудничать хоть с римлянами, хоть с марсианами, а при первом же удобном случае - немедленно перекраситься в лидеров национально-освободительного движения.
саддукейское руководство находило более полезным для себя демонстрировать лояльность "имперскому центру". Непопулярный режим, как водится, наводнил страну агентами тайной полиции. Иосиф Флавий в тех же "Иудейских древностях" пишет, что со времен Ирода Великого (он же - Кровавый) пытки, казни и "исчезновения" оппозиционеров стали обычной практикой:
"Многие граждане, частью открыто, частью тайно, были уведены в крепость Гирканион и там замучены. Повсюду в городах и селах находились шпионы, которые подстерегали всякие сходки".
В ответ боевики партии зелотов - сикарии - развернули компанию террора против оккупантов и местных коллаборационистов, венцом которой стало убийство первосвященника Ионафана. Зелоты располагали разветвленными конспиративными структурами, а их агентура пронизывала все звенья государственного аппарата. Кроме того, они часто поддерживали контакты с шайками разбойников (или, если угодно, партизанскими отрядами), которыми буквально кишела страна. Некоторые из этих вооруженных формирований насчитывали в своих рядах до нескольких сот человек; легендарный полевой командир Элеазар, например, терроризировал окрестности Иерусалима на протяжении почти двадцати лет, пережив нескольких прокураторов и первосвященников.
Не вызывает сомнения и то, что на территории Сирии и Палестины активно работали также спецслужбы Парфянского царства, которое в описываемое время жестко и весьма эффективно противодействовало римскому "дранг нах остен" [на роль, которую сыграла в этой "стратегии сдерживания" парфянская разведка (ставшая, во многом благодаря личным усилиям царя Митридата, одной из лучших секретных служб за всю историю античного мира) указывает в своем "Искусстве разведки" основатель и многолетний шеф ЦРУ Аллен Даллес]. Сразу оговорюсь: мне неизвестны какие-либо конкретные факты, касающиеся закордонной поддержки еврейского национально-освободительного движения. Вряд ли, однако, столь искушенным политикам, как парфяне, был неведом фундаментальный тактический принцип "враг моего врага - мой друг".
Короче говоря, реальная Палестина являла собой, по современной гэбэшной терминологии, "страну со сложной агентурно-оперативной обстановкой"...

А теперь о фактах.

1. Спасение Пилатом Понтийским. Почему хотел спасти и почему не смог спасти?

Пилат Понтийский - пятый прокуратор Иудеи, предпринявший несколько попыток для спасения Иисуса, обвиненного в "оскорблении величества". Как странно... римский наместник из кожи вон лезет, чтобы оправдать преступника. Об это факте мы узнаем от евангелиста Матфея, который объясняет это тем, что прокуратор внял просьбам жены о заступничестве пророка (Мф 27:19). Хорошо, оставим эту версию, но обратимся к мнению авторитетов.

Мнение К. Еськова:
Пусть даже прокуратор и вправду был женат, и притом мнение супруги о делах государственных означало для него нечто большее, чем дверной скрип. Откуда, однако, она взялась в Иерусалиме? Дело в том, что постоянная резиденция прокураторов Иудеи находилась в приморском городе Кесарии, а в Иерусалим Пилат наезжал всего несколько раз за год - для контроля за сбором податей и судебных разбирательств (Ин 19:20). Но, может быть, она прислала к мужу гонца из кесарийской резиденции? Увы, так тоже не выходит: суд происходил утром, а от Кесарии до Иерусалима около 120 километров по прямой. И тем не менее, добросовестно воспроизведенный Матфеем слух о роли в этом деле жены Пилата (ибо ничем, кроме слуха, это и быть не может) весьма важен. Нам следует запомнить его.

Мнение Ю. Домбровского:
Так вот, первая причина колебаний Пилата - он просто не хотел никого казнить в угоду иудеям. Но было и второе соображение. Уже государственное. Дело-то в том, что Христос - или такой человек, как Христос - очень устраивал Пилата. Удивлены? А ведь все просто. Два момента из учения Христа он уяснил себе вполне. Во-первых, этот бродячий проповедник не верит ни в революцию, ни в войну, ни в переворот; нет, человек должен переделать себя изнутри, и тогда все произойдет само собой. Значит, он против бунта. Это первое, что подходит Риму. Второе: единственное, что Иисус хочет разрушить и все время разрушает, это авторитеты. Авторитет Синедриона, авторитет саддукеев и фарисеев, а значит и, может быть даже незаметно для самого себя, авторитет Моисея и храма. А в монолитности и непререкаемости всего этого и заключается самая страшная опасность для империи. Значит, Риму именно такой разрушитель и был необходим.

Вернемся к преступлению, которое совершил Христос. По сути, оно носило религиозный характер. Как мы поняли из истории, подобных Иисусу проповедников было огромное количество, и совершаемый над ними суд не вызывал подобного резонанса. Синедрион вполне мог признать Христа богохульником и еретиком и на этом основании приговорить его к побиванию камнями - приговор за религиозное преступление.

Мнение К. Еськова:
Вместо этого еретику Христу с совершенно непонятным упорством "лепят политику" и требуют от Пилата, чтобы тот распял его как государственного преступника - претендента на иудейский престол. В результате Синедрион, изначально не обладавший достаточными полномочиями, в своем противостоянии со светской властью к тому же и юридически незащитимую позицию. И именно в этот момент, когда на руках у соперника вроде бы нет ни единого, даже самого паршивого, козыря, Пилат внезапно и необъяснимо капитулирует. В чем дело? А в том, что 23 не самых глупых представителя еврейской иерархии не хуже Пилата разобрались в сути учения Христа и смекнули, чем грозит дальнейший рост популярности молодого пророка - и храму Моисеевой веры, и им лично. И смекнув, сделали парадоксальный, но, как оказалось, безошибочный ход: арестовали Иисуса и обратились к Пилату с заведомо незаконным требованием - казнить его как политического преступника. В результате возникает великолепная "вилка": либо ненавистный конкурент будет ликвидирован руками римлян (со временем его даже можно будет канонизировать как очередного героя, павшего от рук оккупантов); либо прокуратор освободит его, тем самым расписавшись в том, что пресловутый Христос есть римский "агент влияния", и превратит пророка в политический труп.


Да, ситуация возникла, прямо - таки неожиданная, если дело действительно в политике. И выход был только один - известный уже исторический факт, - распятие. Только отдав Христа солдатам, можно было бы хоть немного ситуацию обратить в свою сторону, чем Пилат и воспользовался, извлекая выгоду из смерти пророка и повесив вину за нее на Синедрион.

2. Голгофа: Иоанн против Синоптиков.

Известен тот факт, что события жизни и деятельности Христа излагаются в 4-х Евангелиях, 3 из которых написаны Марком, Матфеем, Лукой, а 4-е - Иоанном. Проблема заключается в том, что описания Иоанна во многих моментах не совпадают с описанием Синоптиков, и подобное несовпадение или даже противоречие достигает своего апогея в сцене на Голгофе.

Мнение К. Еськова:
Расхождения начинаются с характерной "мелочи". Иоанн с уверенностью свидетельствует: "Неся крест Свой, Он взошел на место, называемое Лобное, по-еврейски Голгофа" (Ин 19:17). Синоптики же в один голос утверждают, что крест Спасителя нес некий Симон-Киринеянин, причем сообщают об этом человеке вполне проверяемые биографические данные - "отец Александров и Руфов" (например, Мр 15:21). Тут уже не воспаришь к специфике "Слова-Логоса" и не вывернешься казуистикой типа: "оба правы, но каждый по-своему"; надо отвечать честно - кто перепутал?


Вместе с тем, Иоанн описывает беседу с умирающим учителем, также в его описании присутствует мать Христа. И опять же у Синоптиков нет упоминания ни о матери, ни о любимом ученике Христа.

К. Еськов задает себе такой вопрос:

Человек, распятый между двумя разбойниками в полдень четырнадцатого числа весеннего месяца нисана - был ли он в действительности тем же самым, что шестью днями ранее въехал в Иерусалим под клики "осанна"?

И тут же дает на него ответ:

Если отраженный Иоанном разговор с матерью и учеником действительно имел место - то да, несомненно. А вот если на Голгофе не происходило ничего сверх того, что с такой скрупулезностью описано Синоптиками, то извините: на среднем кресте мог висеть кто угодно. Может быть, такой же разбойник, как и два других; может быть - партизан-зелот. Достаточно лишь допустить, что римские власти пожелали, в собственных интересах, усилить позиции возглавляемой Иисусом секты, а он вступил с ними в сделку ("цель оправдывает средства") - и во всей истории с воскресением практически не останется темных мест. Тогда, кстати, становится понятной роль эпизода с облачением Иисуса в багряницу (красный военный плащ) - после суда, но до бичевания и восхождения на Голгофу (например, Мр 15:7-20). В одежду, снятую с Иисуса, нарядили после бичевания другого человека - того, которому и предстояло занять место на среднем кресте.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	afranii 3.jpg 
Просмотров:	111 
Размер:	85.8 Кб 
ID:	401

Но если остановиться на этой версии, то Иисус лишается права на "презумпцию честности", которой автор изначально наделил всех участников этой истории. Итак, выходит, что Синоптики описывали то, что видели, а Иоанн, писавший несколько позже свою версию жизнеописания Христа - "подкорректировал" некоторые события, придавая образу Христа реалистичность.

3. Иоанн Предтеча - а было ли признание?

Все 4 Евангелия сходятся во мнении, что встреча Иисуса и Иоанна действительно имела место быть. Но только однажды, на реке Иордан, в водах которой пророк крестил стекавшиеся к нему толпы народа. Иисус, в числе прочих, попросил о крещении: "Иоанн же удерживал Его и говорил: мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?" (Мф 3:14). Далее опять налицо расхождения между Синоптиками и Иоанном: первые говорят о том, что после крещения Иоанн Креститель был сразу же заключен под стражу, последний же, напротив, утверждает, что Креститель еще достаточно долгое время оставался на свободе и проповедовал (внимание!) параллельно с Христом:

Мнение К. Еськова:
Эпизод этот, если вдуматься, противоречит всему предшествующему повествованию. Мало того, что _П_р_е_д_т_е_ч_а_ продолжает свою деятельность параллельно с Агнцем Божиим, уже пришедшим в этот мир. В любом случае, если уж у тебя есть некие основания полагать, что явился Мессия, следует все-таки сходить поглядеть самому, а не посылать инспекцию составленную из учеников. [...] Предтеча в лучшем случае сомневался: действительно ли Иисус - Тот, кому надлежит "крестить Духом Святым и огнем.[...] Если не предвзято проанализировать все произнесенное (а тем паче - сделанное) Иоанном, то неизбежно приходишь к обескураживающему выводу: Предтеча так и не признал - ясно и недвусмысленно - в своем дальнем родственнике (по версии Луки) Того, кто "идучи за ним будет сильнее его". Некоторые высказывания Крестителя об Иисусе (например, "и никто не принимает свидетельства Его" - Ин 3:32) понуждают христианских комментаторов к жалобным разъяснениям - дескать, "Евангелист не вполне точно передал мысль пророка"... Некоторые же эпизоды можно при желании просто прочитать иначе, чем ныне принято.

Вот, например, как описывает Гладков сцену крещения:
"Признавая, что Иоанн был послан от Бога крестить, Иисус, как Человек, исполнив ранее сего все заповеди Господни, начинает свое служение исполнением последней ветхозаветной заповеди, только что возвещенной Богом через Иоанна. КАК БЕЗГРЕШНЫЙ, ОН НЕ НУЖДАЛСЯ В ПОКАЯНИИ, И ПОТОМУ ПРЯМО ПОТРЕБОВАЛ ОТ ИОАННА КРЕЩЕНИЯ. Иоанн тотчас же понял, что перед ним стоит не обыкновенный человек, и потому сказал: мне надобно креститься от тебя, ты ли приходишь ко мне?"

Я же представляю себе эту сцену примерно так. К авторитетнейшему пророку, повергающему в трепет фарисеев и саддукеев и наставляющему огромные толпы народа, является некий никому не известный молодой человек. Он заявляет, что, поскольку безгрешен, ему необходимо одно лишь крещение. Иоанн, пришедший в полное изумление от такого - с его точки зрения - нахальства, с деланным смирением разводит руками:
"- Так ты, парень, наверное, не по адресу. Ведь в таком разе не тебе от меня, а мне от тебя надо креститься!"
Зрители в восторге: вот это срезал так срезал!


Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	afranii 5.jpg 
Просмотров:	113 
Размер:	57.1 Кб 
ID:	402

И подобных трактовок и расхождений текста с событиями можно найти огромное количество. Например, у всех евангелистов Иоанн Предтеча - фигура очень важная, уважаемый пророк, в то время как последователи самого Иоанна Предтечи Иисуса как учителя не признают, более того в Священном Писании ионитов, именно Иоанн - настоящий Мессия, а Иисус - самозванец. Тогда для чего же переврали историю евангелисты? Возможно,

они сознательно пытались поддержать реноме своего Учителя мнением авторитетного независимого источника - корректируя в нужном направлении реальные высказывания последнего? Нет и еще раз нет! Любому верующему совершенно ясно, что авторитет Христа - в глазах Апостолов - ни в каких "независимых свидетельствах" совершенно не нуждался. Поэтому я абсолютно убежден в том, что упомянутая корректировка Евангелистами высказываний Крестителя являет собой искреннюю попытку спасти его собственный авторитет - его, отчего-то колебавшегося в признании совершенно очевидной богоизбранности Иисуса. И в усилиях этих Евангелисты, безусловно, преуспели - буквально сотворив того самого Иоанна Предтечу, который и существует ныне в нашем сознании.
Следующая загадка связана с усекновением головы Иоанна Крестителя. Этот сюжет Евангелисты описывают несколько сказочно, как былину. Евангелист Марк (Мр 6:17-29) утверждает, что Иоанн, даже будучи заточен в темницу, сильно влиял на Ирода:
"Ирод боялся Иоанна, зная, что он муж праведный и святый, и берег его; многое делал, слушаясь его, и с удовольствием слушал его".
Пророк, настаивал на том, чтобы тетрарх расстался с Иродиадою, которую он "увел" у своего брата Филиппа.
"Ибо Иоанн говорил Ироду: не должно тебе иметь жену брата своего. Иродиада же, злобясь на него, желала убить его; но не могла".
Случай представился, когда во время праздничного пира дочь Иродиады, Саломея, настолько потрясла Ирода своим танцем, что тот буквально обезумел:
"И клялся ей: чего ни попросишь, дам тебе, даже до половины царства моего".
Пренебрегши половиной царства, принцесса, по наущению своей матери, испросила у владыки голову надоедливого обличителя.
"Царь опечалился; но ради клятвы и возлежащих с ним, не захотел отказать ей".
И через несколько минут посланный в темницу оруженосец доставил отрубленную голову пророка.

Нажмите на изображение для увеличения. 

Название:	afranii 4.jpg 
Просмотров:	115 
Размер:	28.6 Кб 
ID:	403

А вот версия упомянутого уже Иосифа Флавия: "И так как приходили к нему многие (ибо проповедью его весьма увлекались), то убоялся Ирод, чтобы столь сильное влияние на умы не вызвало восстания [...]; посему он счел за лучшее предупредить всякое осложнение его смертью, нежели после возбуждения смуты раскаиваться в допущенной небрежности. Так Иоанн по этому подозрению Ирода был закован и в вышеупомянутой крепости Махер заключен и там убит. По кончине его иудеи думали, что последовавшая воинству Иродову гибель была мщением Божьим за смерть сего мужа"

Вот и все мотивы на лицо - чисто политическая игра. К. Еськов отмечает ряд деталей, как правило, упускаемых из виду: например, время и расстояние. Из истории, рассказанной евангелистами, мы понимаем, что голову Крестителя доставили во дворец тут же, как только падчерица пожелала этого. Хотя если разбираться детально, то Иоанн находился в темнице в крепости Махерон аж за Мертвым морем. А пир происходил в Тивериадском дворце Ирода у Генисаретского озера, где ему логично и было происходить. Как доставили блюдо из головы Крестителя в считанные минуты, не ясно? Выходит несостыковка... Вторая деталь этой история, не имеющая логического обоснования - после клятвы отчима, Саломея "вышла и спросила у матери своей: чего просить? Та отвечала: головы Иоанна Крестителя. И она тотчас пошла с поспешностью к царю и просила, говоря: хочу, чтобы ты дал мне теперь же на блюде голову Иоанна Крестителя" (Мр 6:24-25). Получается, что решив выступить с танцем перед гостями, принцесса не имела никакой цели? Тоже весьма неоднозначно. И, наконец, третья деталь, отмеченная, так сказать, в контексте дальнейших событий, связанных с правлением Ирода: дело в том, что спустя несколько лет, император Калигула сослал тетрарха в Испанию, где тот и умер - в нищете, забвении и полном одиночестве. Единственный человек, до последнего дня разделявший с ним эту ссылку - Иродиада (!). Удивительно, чтобы такая (надо сказать, мудрая) женщина обращала внимание на речи Иоанна Крестителя о своем "моральном облике".

Мнение К. Еськова:
Все это позволяет мне высказать следующее предположение: добросовестно воспроизведенный евангелистами Марком и Матфеем слух об обстоятельствах кончины Иоанна Крестителя возник в результате кампании "активных мероприятий". Цель ее кажется достаточно прозрачной: снять существенную долю вины с Ирода (который будто бы "многое делал, слушаясь Иоанна, и с удовольствием слушал его"), представив тетрарха простодушной жертвой извечного женского коварства. Кто же был инициатором этого в высшей степени квалифицированного (если судить по его результату) воздействия на общественно мнение Палестины?

Ответ, как мне сдается, придет сам собой, если мы сумеем правильно ответить на другой вопрос, тесно связанный с первым: пускай казнил Иоанна действительно Ирод; но вот кто и на каком основании осуществил арест??? В евангельских текстах нет на сей счет конкретных указаний; между тем, ситуация здесь вовсе не так уж проста, и вот почему. Дело в том, что Иоанн был уроженцем Иудеи, в которой он и провел всю свою жизнь. Местами его отшельничества и проповеди были Иудейская пустыня и долина реки Иордан близ Вифавары и Енона. Он появлялся иногда на иорданском левобережье, в Перее, однако в Галилее, судя по всему, вообще никогда не бывал. Поэтому проповеди Иоанна должны были стать головной болью прежде всего для иудейских первосвященников и прокуратора, а вовсе не для Ирода. Иудейское руководство, между тем, относилось к пророку благожелательно (по крайней мере, поначалу), а многие фарисеи и саддукеи даже желали креститься от него (Мф 3:7).

Далее, пожелай тетрарх Галилеи заполучить в свои руки скандального проповедника, это было бы не так просто сделать: Иудея - какая-никакая, а все же заграница, при том, что отношения между иудейскими и галилейскими властями оставляли желать лучшего. Но может быть Иоанн, по неведомой для нас причине, настолько допек Ирода своей проповедью, что тот решил наплевать на законы и приличия, и отправить группу захвата на чужую территорию? Исключить такое нельзя, однако тогда становится абсолютно непонятной реакция на это событие Христа, оказавшегося в тот момент в Иудее: "Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею (Мф 4:12).


На этом подведу черту. Пока только эти три факта - почва для размышлений. Что это - фантастика, выдумка, профанация - решать каждому из прочитавших самостоятельно. Излагаю пока лишь прочитанное мной и проанализированое. В следующей статье мы обратимся к чудесам, совершаемых Иисусом, проанализируем и их, приведем точку зрения К. Еськова.