Один из интереснейших религиозных обычаев античного мира – это, без сомнения, мистерии – тайные ритуалы для избранных, призванные объединить человеческую душу с божеством посредство обыгрывания мифов. Об этих таинствах известно очень немного, поскольку самая сокровенная их часть проходила под покров строжайшей тайны, разглашение которой каралось смертью. Кстати, смерть, хоть и аллегорическая, была непременным условием посвящения в мисты.

Мистерии, как и многие другие аспекты древнегреческой религиозной практики, были позаимствованы у Древнего Египта, славящегося своими мистическими тайнами. Суть древнеегипетских мистерий заключалась в празднестве, во время которого разыгрывался миф о предательской гибели и воскрешении бога Осириса его женой Исидой. Уже в то время мистерии были разделены на внешнюю и внутреннюю часть: в первой могли принимать участие все желающие, вторая же, происходящая в глубине храма, была открыта только избранным, достойным познания божественных тайн.



Большинство учёных полагает, что и древнеегипетские, и греческие мистерии основывались на интенсивных переживаниях основных этапов жизни богов, совпадающих с главными моментами людского бытия – рождением, смертью и предположительным воскрешением в новом, потустороннем мире. Лучше всего подобные мотивы демонстрируют Элевсинские мистерии – самые известные из происходивших на территории античной Греции. Они представляли собой своеобразную театральную постановку мифа о богине Деметре и её дочери Персефоне, украденной хитрым Аидом. Как известно, из-за горя Деметры на землю впервые пришла зима, но боги сжалились над своей сестрой и людьми, умирающими от голода и холода, и вернули Персефону матери, но лишь на две трети года - на последнюю треть она должна была возвратиться к мужу в царство мёртвых.

На счёт того, как именно этот сюжет обыгрывался во время мистерий, точной информации нет. Известно лишь, что посвященные повторяли этапы жизни Деметры – великое горе потери, скитания по земле в поисках дочери, спуск в царство Аида, то есть смерть, и, наконец, воскрешение к жизни и весне. Ритуалы, сопровождающие это действо, олицетворяли собой каждый из этапов и были призваны вызвать в человека сильнейшие эмоции, вплотную приблизив его к тайнам смерти и возрождения.



С культурологической точки зрения смысл мистерий двоякий – с одной стороны, он сугубо мистический, ибо человек, прошедший посвящение, узнавал некую сакральную тайну, позволяющую ему не бояться смерти и обрести божественную мудрость. С другой стороны, мистерии – это трансформированный культ плодородия, в котором зима ассоциируется со смертью, а весна – с возрождением. Следует заметить, что ритуалы в честь прихода весны, то есть повторение в религиозных культах годичного цикла, просматриваются в очень многих верованиях, пришедших на смену первобытным религиям. Возможно, вместе с развитием человеческой способности размышлять об абстрактном, эти первобытные культы со времен смешались с обожествлением цикличности человеческой жизни. В попытках заглянуть за грань реальности, люди создали систему ритуалов, заставлявшую человека взглянуть в лицо смерти, ибо это – единственная доподлинно известная нам дорога «на ту сторону».