Не знаю почему, но у меня всегда возникали четкие ассоциации между текстами Каббалы и литературным творчеством Велимира Хлебникова. Постараюсь объяснить, что я имею в виду.

Хлебников считал, что литературное произведение состоит из «повестей первого порядка» Это его авторское определение, и менять я его не хочу. Под такой повестью он понимал логически законченный отрывок, числовую последовательность, или сочетание текста и математического уравнения, написанного на любом языке и любым стилем. Собранные воедино, такие повести первого порядка (рассказы) и образовывали цельное литературное произведение. Особенно ярко эта особенность творчества Хлебникова проявилась в одном из его самых поздних произведений –«Доски судьбы».
На мой взгляд, тексты Каббалы по своей структуре, обилию отдельных, на первый взгляд несвязанных между собой частей, переплетением словесного и цифрового текста, которые дополняют друг друга, очень схожи с творениями Хлебникова. Я практически не сомневаюсь, что в своих исследованиях логики и философии языка и попытках понять тайны мироздания, он опирался именно на учение Каббалы.

Что еще схожего – это то огромное значение, которое уделял Хлебников значению цифр и простых чисел, например, числу 317, Тут надо немного поговорить об основном методе изучения тайного смысла слов по Каббале –гематрии. Гематрия подразумевает, что все буквы обладают числовым значением. Складывая эти числовые значения, мы получаем сумму, которая и является ключом к истинному пониманию этого слова. Причем, так можно работать не только с отдельными словами, но и с целыми фразами. Хлебников исследовал язык с этой точки зрения тоже. Например, его число 317 в буквенном обозначении (буквы языка иврит) означает יאוש – «отчаяние». Есть такая теория, что прогрессом и, вообще миром правит отчаяние – только находясь в безвыходной ситуации человек способен на достижение большего, на прозрения и открытия.

Третье, что, как мне кажется, объединяет творчество Хлебникова и тексты Каббалы – это отношение ко времени, вернее, к его отсутствию. В стихотворной поэме «Ка» Хлебников создает своего двойника, который путешествует по пространству и времени, общаясь с великими представителями разных религий и культур. Кстати, идея единства людей, того, что в мире деление на нации и религии было создано искусственно, и не имеет никакого отношения в Высшему Замыслу, звучит и в текстах книги Зоар, которую абсолютно нельзя назвать религиозной книгой, принадлежащей одному избранному народу.

В принципе, эту тему можно продолжать бесконечно. Главное, что и тексты Каббалы, и тексты Хлебникова относятся к Высшим Мирам, где воедино собраны все духовные ценности, подаренные Творцом человечеству.