Каббала рассматривает знание и веру, как две крайности, существующие в нашем мире. Вместе с тем, одно не может существовать без другого: знание укрепляет веру, а вера дает стимул к получению нового знания.
Именно в единстве этих двух начал и рождается истинное понимание мира.
Вот, сугубо мои личные, рассуждения на эту тему:
По большому счету, Каббала, не имея никакого отношения к религии, является сама по себе безумно сложной теоретической наукой, требующей изучения и включающей в себя элементы естественных, точных и гуманитарных дисциплин. Вместе с тем, Кабала подразумевает и овладение определенными практическими навыками (понимание значений букв, их цифровых аналогов, второго значения слов и т.д). Но без веры первое и второе превращаются в схоластическое изучение древних книг и бездуховное воспроизведение и цитирование основных понятий этого гениального учения. То есть, теория, практика и вера – это три краеугольных камня нашего мироздания и нашего мироощущения.

На мой взгляд, самое точное определение к подходу изучения Каббалы, дал Михаэль Лайтман в своих комментариях к книге «Зоар»: наша задача –найти баланс и равновесие между знанием и верой и постепенно двигаться вперед по духовной лестнице, не впадая в крайности.
В принципе, это именно то, на чем и основаны основные методы изучение Каббалы, описанные и в самой книге «Зоар»: рациональный подход помогает изучить теорию Каббалы, как науки, эмоциональные подход позволяет пропустить знание через себя и интерпретировать его, интуитивный подход – это и есть вера, которая указывает нам правильный путь.

Поразительно, насколько эта методика поиска равновесия между знанием и верой актуальна и в наши дни. В принципе, когда я еще не занималась вопросами Каббалы, а просто любила читать разные умные книжки, на мысль о том, что к высшей истине можно прийти только объединив в себе глубокие знания и искреннюю веру, натолкнул меня роман великого немецкого писателя и философа Германа Гессе «Игра в бисер» - на мой взгляд, один из литературных шедевров, который подарила нам первая половина 20 века. Тот, кто роман читал, поймет, почему у меня возникли такие ассоциации. В наше же время, как никогда раньше, можно наблюдать пугающий разнобой между схоластической, прагматичной наукой и слепой верой, граничащей с фанатизмом. Никак не соприкасаясь между собой, знание и вера идут разными путями, порой, совершенно противоречащими друг другу. Это вносит сумбур и хаос в жизнь миллионов людей на всей планете. Впадая в крайности, мы, в конечном итоге, не можем ни найти научное объяснение высших процессов, происходящих в этом мире, ни искренне открыть свое сердце Творцу. Именно изучение Каббалы, как я думаю, могло бы сейчас сыграть огромную роль в поиске того самого равновесия, «серединной линии», как его называет Лайтман, для того, чтобы сделать наш мир и более гармоничным, и более разумным, и более верующим.