Нужно признать, что термин "мистика" и производные от него понятия являются одними из наиболее размытых в семантическом отношении. Неопределённый статус в научных кругах и совершенно неадекватное понимание в обыденном сознании часто вынуждало учёных искать замену этому термину. Так Е.А.Торчинов предложил в качестве такой замены понятие "трансперсональный опыт" как опыт, выходящий за пределы индивидуальности; А.Г.Сафронов соответствующее состояние, которое сопутствует мистическому просветлению, обозначил как изменённое состояние сознания.

Однако подобные попытки, к сожалению, не достигают желаемого результата, так как концентрируют внимание исключительно на психологическом аспекте (а в варианте Торчинова имеет место ещё и конкретная традиция, к тому же, окончательно не признанная в академических кругах). Исходя из этого, предлагается не исключать из научного обихода термин "мистика", однако чётко обрисовать его семантические границы, с которыми согласно большинство исследователей. Итак, под мистикой предлагается понимать некое состояние индивида, характеризующееся ослаблением связей с физическим миром и единение (слияние) с онтологической основой бытия, то есть объектом, который имеет онтологически наивысший статус (Абсолют, Мировой Разум и т.д.). В этом отношении мистика включается в объём не менее размытого понятия, а именно - эзотерики, как определённой сферы тайного, таинственного, где наряду с мистикой можно выделить магию, как пример силового взаимодействия с миром сверхъестественным, а также мистицизм и оккультизм, как теоретическое оформление, соответственно, мистики и магии.

Как уже отмечалось, мистический опыт проявляется как ощущение единства с первоосновой всего сущего, которое может проявляться как переживание Универсума в качестве организованной, гармоничной системы, состоящей из отдельных, тесно связанных между собой элементов, одним из которых является и субъект (мистик); в иных случаях возможно снятие всех границ и разделений себя и мира и восприятие оного как иллюзии, за которой скрывается единая, неделимая и абсолютная первооснова, к которой приобщается и индивид. Однако определяющими характеристиками мистического опыта нужно считать, в первую очередь, направленность исключительно на Абсолют, а также фиксация в качестве наивысшей цели стремление к слиянию с ним, что принципиально разнит мистику с магией, учитывая её силовой характер взаимодействия, имеющего целью подчинение, а также взаимодействие с широким спектром агентов мира сверхъестественного (духи, тотемы, демоны и т.д.).

В мистическом опыте своеобразно реализуется стремление, проявленное, как заметил Е.А.Торчинов, в двух независимых научных направлениях: трансперсональной психологии (С.Гроф) и пострелятивистской физики (Дж.Чу). Речь идёт о попытке снятия господствующей до последнего времени ньютоно-картезианской научной и философской парадигмы, утверждающей, среди всего прочего, и "субъект-объектную" дихотомию как в гносеологическом, так и в онтологическом смысле. Безусловно, здесь не идёт речь о существовании самодостаточных субъекта и объекта, которые находятся на противоположных краях онтологической пропасти, однако самоутверждение личности, как и познание мира, осуществляются именно через подобное, достаточно принципиальное разграничение.

Исходя из этого, мы обречены на самопознание и самоутверждение через противопоставление себя окружающему миру, одновременно конституируя его не как объективную реальность, а в качестве некоей "действительности", детерминированной наличием нас как субъекта в онтологическом и гносеологическом аспектах. В этом случае возникает опасность триумфа субъективизма, доходящего до излишнего возвышения субъекта (т.е. человека) при нивелировании значимости Универсума (разрушительные последствия чего сполна были реализованы вследствие излишней популярности лозунга: "Человек - хозяин природы"), не говоря уже о совершенной неадекватности позиции солипсизма.

Удобней всего в данном случае чувствует себя феноменология, которая, провозгласив принцип феноменологической редукции, занимается исключительно объектами, являющими себя познающему, не заботясь проблемой объективного их существования. Однако, благодаря "бутстрэптной" (шнуровочной) теории Джефри Чу, подтвердившей теорию голографичности Универсума К. Прибрама, а также исследованиям современных российский физиков, представивших теории физического вакуума и торсионных полей, мы получили совершенно иной взгляд на Вселенную и место в ней человека. Утверждая в основе Универсума информацию (Е.А. Торчинов обозначил это как "чистый опыт"), такой подход снимает "субъект-объектную" дихотомию через провозглашение голографичности как фундирующего принципа существования этого Универсума. Состоит он в том, что в каждой точке Вселенной находится полный объём информации обо всей Вселенной, включая как пространственное, так и временное измерение. Таким образом, снимается и онтологическая, и гносеологическая дихотомия, заменяемая некоей реальностью-связью, в которой имплицитно присутствуют и объект, и субъект.

Если мы обратимся к мистическим традициям разных культур и эпох, то увидим, что именно такое восприятие мира и являлось основной целью мистического просветления. В данном случае снятие "субъект-объектного" разграничения реализуется через слияние (отождествление) мистика с первоосновой всего сущего, Абсолютным и первичным источником информации. Находясь на этом уровне, мистик добивается перехода от обыденного сознания, ограниченного рамками субъективности, к метасознанию, выходящему за эти границы через слияние с Абсолютом и активизации доступа к максимально возможному объёму информации. Это состояние может быть проиллюстрировано как мистический брак души человеческой с Христом у св. Бернарда Клервоского; как растворение капли в безбрежном океане и изменение её онтологического статуса через возрождение в качестве этого океана, что иллюстрирует состояние перехода от "фана" (небытие) к "бака" (бытие) в Аллахе в традиции суфизма; вхождение Бога в душу как пустой сосуд в мистицизме Мэйстера Экхарта и т.д.

Таким образом, мистицизм, как более или менее теоретически оформленная система предлагает нам решение проблемы разделённости единого Универсума на совокупность пассивно познаваемых или же активно являющих себя (как в случае феноменологии) объектов с одной стороны, и субъектов, искажающих в процессе конституирования и познания сущность отдельно взятых объектов и Универсума в целом - с другой.

Литература
1. Антология средневековой мысли (2001) : В 2-х т.: Т.1.,2. – СПб.: РХГИ.
2. Бонавентура. (1993) Путеводитель души к Богу. – М.: ГЛК.
3. Капра Ф. (1996) Уроки мудрости.- М., Изд-во Трансперсонального Института.
4. Ошо Р. (1998) Тайна. Беседы о суфизме. - К.,София.
5. Сафронов А.Г. (2004) Религиозные психопрактики в истории культуры.-Харьков, ХГАК.
6. Тихоплав В.Ю., Тихоплав В.С. (2001) Физика веры.- СПб., "Весь".
7. Торчинов Е.А. Мистический (трансперсональный) опыт и метафизика (к постановке
проблемы) [электронний ресурс]:http://www.members.tripod.com/~etor_best/mystme1.txt
8. Экхарт М. (1991)Об отрешённости // Экхарт М. Духовные проповеди и рассуждения. -
Репринт. изд. 1912г. – М.: Политиздат.
9. Антропологічні виміри езотеричної філософії (колективна монографія) (2005).-
Слов'янськ, Печатный двор.